Официальный сайт городского округа «Поселок Агинское»

Где родился – там и пригодился

19.03.2021
/
Социальная сфера

Очередным гостем нашей виртуальной гостиной стал Эдуард Вачаганович Калачян – машинист котельной ООО «Теплосервис». В бытовке котельной под гул теплооборудования мы слушаем рассказ Эдуарда Вачагановича:

— Расскажите, пожалуйста, о себе: откуда Вы родом, сколько Вам лет? Как складывался Ваш трудовой путь?

— Я родился в Агинске, коренной агинчанин, прадедушка и прабабушка были с Аргалея. Дедушка всю жизнь прожил в Агинске,  мама родилась здесь. Папа – армянин с Армении. Ходил в сад «Солнышко», учился в АСШ №2 до третьего класса, как открылась третья школа, перешел туда. Закончил 11 классов, ушел в армию, встретил свою будущую жену – Елену Ивановну. С 2000 по 2005 год прожили в селе Новый Дурулгуй Ононского района. Но, как говорится, где родился, там и пригодился – вернулся на родину. Устроился в котельную и до сей поры работаю машинистом. В 31 год уходил по контракту в армию во Владивосток: прослужил там три года на военном корабле, на ракетном катере. Была возможность остаться в городе, давали квартиру, но ради детей решили остаться здесь, ведь здесь в поселке все условия. Мои-то дети, можно сказать, деревенские, менталитет у нас свой, а там – город, не дай бог, связались бы не с той компанией. Вернувшись домой, устроился в «Теплосервис», к Хапину Александру Геннадьевичу.

Женился рано, в 1999 году, в 19 лет стали родителями. Супруга работает воспитателем в детском саду «Малыш». Сын работает в Росгвардии, женат. Сейчас уже подрастает внучка – ей два года. Средней дочери 16 лет, поступила нынче в медколледж. Младшей – 5 лет, ходит в сад.

— Расскажите, пожалуйста, о своей работе. Как обычно проходит ваш рабочий день? С какими трудностями Вы сталкиваетесь на работе?

— Заступаю на смену в 9 утра, в 9 утра следующего дня сдаю. Сутки работаю, трое отдыхаю. Организация хорошая, все друг друга давно знаем, коллектив дружный, сплоченный. Котельная наша одна из лучших в поселке. Отсюда отапливаются все многоквартирные дома в заречной части поселка, баня, школа, частные дома. Дежурим по двое – машинист и зольщик. Машинист отвечает за котлы, за оборудование, чтоб ничего не сгорело, не замкнуло. Зольщик грузит котлы углем, чистит, золу убирает. Два цеха поделены между нами – каждый убирается в своем. Утром сдаем смену. В целом – обычно проходит смена. Аварии происходят очень редко – может, цепь какая-нибудь порваться иногда, а так все автоматизировано. Незначительную поломку можем сами починить, на случай посложнее – есть слесарь, сварщик, электромонтер. Недавняя непогода не вывела из колеи работу: допустима работа без электричества, часа 3-4 температура не падает, в домах не холодно. Здесь нужно вовремя отреагировать – открыть котлы, чтоб их не затрясло, могут взорваться не хуже водородной бомбы. Но такого на моей памяти не было.

Смены четыре, всего восемь человек. Самому молодому 27 лет, самому старшему больше пятидесяти. В 55 лет мы имеем право уйти на пенсию по «горячему» стажу (по вредности). На работе нам выдают молоко, сколько положено. Каждый год выдают спецодежду.

С утра после смены – принял душ, переоделся, сдался, все – на три дня свободен. Никто не вызывает, не беспокоит. График удобный, отработано все, слажено. Иногда, бывает, заменяем друг друга, попросят – подменяемся. В коллективе все свою работу знают, с уважением относятся друг к другу.

— Как Вы проводите свободное время? Есть ли у Вас любимое дело, хобби?

— Дом, семья, хозяйство. Держим свиней, кур. Кормлю, пою живность, увожу-привожу жену, детей – и день прошел. Нет такого, конечно, что лежу целыми днями. К сыну съезжу, бывает, дров наколоть, воды привезти, если он на работе. Так вроде и проходят дни. Бывает, езжу на охоту. Есть зарегистрированное ружье, охочусь – на птицу, на зайца, как-то кабан попался. В деревне, где жил раньше, есть друг, вместе охотимся. Люблю отдых на природе – на охоте, зимой, в зимовье. На конях ездили вплоть до акшинской тайги – это около 90 километров только в одну сторону, там охота хорошая, зверя там много. Больших видел зверей, но не убивал – изюбря, волков монгольских, желтых, которые считаются самыми большими в мире. Медведя не видел, врать не буду. К тому же другу езжу на покосы каждый год, помогаю. В деревню приезжаешь, там связи нет – неделя летит махом. Вроде физически не отдохнул, но душевно – да.

— Эдуард Вачаганович, мне известно, что Вы занимаетесь армреслингом. Расскажите, почему Вы выбрали именно этот спорт?

— Да, когда еще работал в Теплосетях, пять лет чемпионил на День строителя (смеется). Никогда не занимался этим профессионально, от природы, наверное. Сейчас иногда бывает, в компании предлагают, мол, ты же умеешь, вроде выигрываю. Выступал в команде по перетягиванию каната на Алханае, занимали второе место. На ипподроме тянули канат, и там было второе, все у Могойтуя не получалось выиграть.

Раньше в школе занимался легкой атлетикой, бегал, грамот пачка дома лежит, всегда занимал первые-вторые места. Дети, к сожалению, не переняли. Кажется, весь спорт сейчас – вот он (показывает на телефон). Сын стройный, занимается или нет – не знаю, но в форме.

— У вас трое детей, как вы их воспитываете? Говорите ли Вы детям о необходимости образования?

— В мое время учиться можно было бесплатно – мы не хотели, все на улице. И сейчас есть все условия в школах, у всех телефоны, интернет. Заставлять детей идти в какую-то профессию – не буду, не смогу так. Сын экзамены в 11 классе все хорошо сдал, но сам решил идти в армию, потом по контракту. Домой вернулся, позвали в Росгвардию, работает, нравится. Зовут в другой город – не хочет. Говорит, я агинский, здесь хорошо.

Дочка поступила сейчас в медколледж, ей нравится, готова пешком идти на занятия, если я занят и не могу подвезти. В выходные, бывает, привлекают на практику ли, на занятия, жалеем с мамой, предлагаем пропустить, не соглашается, не хочет отбиваться от остальных. Ей нравится обстановка в колледже, преподаватели.

Младшая пока маленькая, балуем ее. Но проблема, конечно, телефон, Тикток. Иной раз слышишь, вдруг захохочет, смотришь, что там: глядит в телефон и смеется.

Воспитываем детей, чтоб уважали старших, были дружными. Ни разу пальцем детей не тронул, бывало, сына посадишь, по-мужски поговоришь серьезно. А с девочками я вообще не могу, на дочу громко скажешь, самому потом плохо: сердце болит, комок в горле. Воспитание девочек у нас на маме.

Меня самого воспитывал отец, и поэтому чувствую себя все равно больше армянином. Единственное, не умею говорить по-армянски, наверное, больше по-бурятски умею. Рос на улице Балданжабона, все друзья – буряты, я – единственный среди них армян. Играли в денди по очереди, играешь, а рядом друзья по-бурятски учат: «Түргөөр! Түргөөр!» (Быстрей! Быстрей!). И вроде все понимаешь, а потом следующему сам кричишь: «Түргэлышта, хубуун!» (Быстрей, парень!). В то время почти сам говорил по-бурятски, соседка все охала: «Ой, с акцентом разговариваешь!».

Вырос с папой. Он у меня был строителем. Красный дом возле танка (здание администрации МР «Агинский район» — прим. ред.) строил он, это было в 60-е годы. Построил пол-Хангила – все многоэтажки, а я везде с папой по стройкам. С первого класса ездил за рулем: приедет папа на обед, я его уже жду за оградой. Он даже не глушил мотор, знал, что жду. Пока папа обедал, я по всей ограде катался. Потом у отца была лавашная на месте нынешнего ГАИ. Это был первый хлебозавод в Агинске после Райпо. Папа каждый год ездил в отпуск к родным в Армению, привозил мне игрушки, каких здесь не было. Привез как-то кузнечик – игрушку такую для прыжков. Всё, денди все забыли – все у нас во дворе прыгали на кузнечике. Детство у меня было счастливым, веселым, ну и сейчас неплохо – семья есть, мое главное богатство, вот дожил до внуков (смеется).

Вопросы задавала Сталина Доржипаланова